Информационный сайт НРУ

Нижегородское речное училище имени И.П.Кулибина

Подразделение ФГБОУ ВО «Волжский государственный университет водного транспорта»

Паша

Паша Аполов был выдающейся фигурой в самом прямом смысле. Судите сами. Два метра и сто килограммов веса. А обладателю всего этого достоинства лишь шестнадцать. Не часто встретишь такой уникум. Родила его Ивановская земля. Стоял Паша на правом фланге. А где ему еще стоять! Командир роты ломал голову, как закрыть брешь сзади Паши. Аналога не было. Длинных тощих сколько угодно, а вот такое… Хоть двух человек сзади него ставь. Нужно отметить, что Паша был удивительно спокоен и на всю суету вокруг него смотрел с высоты своего роста снисходительно.

Его даже начальник училища Павлов отметил. Тысяча пятьсот человек в училище: это много, и когда все воинство выстраивалось на плацу, то возникало внушительное каре. Павлов был очень высокого роста и дюжий. Вся свита почтительно терялась за его спиной. Шел Павлов вдоль строя со слегка опущенной головой, так как по другому ему всех не разглядеть. Большинство курсантов, даже не самых маленьких, ему по грудь!

На каком-то смотре начальник училища, не спеша, с правого фланга шел вдоль строя, разглядывая своих подопечных. На правом фланге стояли роты судоводительской специальности по старшинству, то есть четвертый, третий курсы и так далее. Начальник училища прошел левый фланг второго курса, где курсанты не блистали статью, а супротив монумента начальника и вовсе потерялись. Павлов совсем было набрал скорость, чтобы пройти первый курс, как вдруг замедлил шаг. Замедлить шаг было от чего. Он, можно сказать, спотыкается о Пашу. Павлову пришлось распрямиться во весь свой немалый рост, чтобы рассмотреть все это великолепие. «Великолепие» стояло в роскошной офицерской шинели, так как курсантские ему не подходили по размеру, и доброжелательно смотрело на начальника училища. Павлов поднял голову, чтобы посмотреть на такого богатыря. На его взгляд, Паша, как и учили, бодро ответил: «Курсант Аполов«. Последовала легкая заминка, во время которой начальник училища рассмотрел Пашу, затем сказал: «Молодец курсант Аполов, молодец». В чем была заслуга Паши, никто не понял, но он был отмечен.

Отметили Пашу не только начальник училища. Его заметили тренеры многочисленных секций. Особенно где требовались сила, вес, рост. Паша от природы был ленив и их происки игнорировал начисто. Но была у него одна слабость. Он любил поесть. Несмотря на полуторный паек, Паша частенько забегал в буфет подкрепиться. Да и чего удивительного: шестнадцать лет, все росли. Вот на этом Пашу и поймали. Преуспел в ловле тренер по классической борьбе, культ которой процветал в училище. Паша сдался, тем более, что особенно делать ему ничего не нужно было. Ему показали несколько приемов, выгодных для его роста и веса и все. Паша входил в юниорскую группу, а найдите там второго пашу с таким же весом. Посему поединки для Паши заканчивались, как правило, без боя. Спортивная карьера Паши резко пошла вверх. Он уже привычно выходил на борцовский мат и ему поднимали руку. Паша отлично питался, его освободили от рутинных физкультурных занятий. Он обнаглел и перестал выходить на утреннюю зарядку.

Но однажды звезда его ослепительной физкультурной карьеры закатилась. Команда борцов выехала в Баку отстаивать честь училища на очередных соревнованиях Министерств морского и речного флота. Съехались мореходные и речные училища со всего Союза. Пашу это не напугало. Он с интересом наблюдал за схватками, и, когда пришло его время, вышел на ковер. Он был уверен в себе. Сейчас судья выдержит паузу и торжественно объявит, что победу в тяжелом весе, в виду отсутствия противника, одержал он, Паша Аполов, курсант Горьковского речного училища. Дальше пойдут одни приятности. Первое место в своей категории. Грудь украсит очередная спортивная награда. Но судья к удивлению Паши молчал. Больше того, он был деловит и настроен решительно. На противоположный край ковра кто-то вышел. Паша своим острым судоводительским зрением увидел, что кто-то был очень велик, черен и волосат. Так оно и вышло. На ковре стоял гордость Бакинского мореходного училища Давид, фамилию не помню. Ростом он был с Пашу, но могучее. Наш тренер в ужасе закрыл глаза. Он понял все. Борьба началась. Давид, в отличие от Паши, не бил балду на тренировках, и это сказывалось. Он валтузил Пашу по ковру как куклу. К чести Паши он не давался на прием, но и радости тренеру не приносил. Тренер молил бога, чтобы азербайджанец не покалечил Пашу. Но бакинец понял, в чем дело и работал с Пашей как кошка с мышкой. Он измотал нашего героя и аккуратно додавил на лопатки. Зал взревел, но на этот раз не в честь Паши. Спортивное счастье изменило ему. Судья поднял не его руку. Давид на прощание приобнял Пашу и сказал: «Малодэц. Ты долго дэржался».

Паша приехал домой с поражением и в растрепанных чувствах. Тело после такой схватки ломило. Он пролежал пару дней на койке и…вышел на утреннюю зарядку. На завтраке отказался от дополнительного пайка, положенного спортсменам, и забыл дорогу на балкон, где размещалась секция классической борьбы.

Наступила весна. Спортивные занятия перенеслись на стадион и лодочную станцию. Мы бегали, гребли на свежем воздухе. Начальство, чтобы нас занять в воскресенье, как правило, проводило какие-нибудь спартакиады. То канат перетягивали, то гребли или ходили под парусом. Занимали нас изо всех сил. Не было картины радостней для командиров рот, когда их подопечные, набегавшись и напрыгавшись, после обеда спали в мертвую. Все, день прошел не зря, можно идти домой.

В погожий майский день по случаю воскресенья мы традиционно занимались спортом. Увлеченно таскали друг друга, соревнуясь в перетягивании каната. Победили судоводители. Паша, а в победе сказались его вес и силушка, купил у тетки-молочницы пакетик молока за шестнадцать копеек и блаженствовал на пригревающем солнышке. В одиночных соревнованиях он выступать не захотел. Бег, прыжки в длину и высоту- это был не его профиль. Но. Поскольку это было спартакиадное мероприятие, то наступил черед метать гранату как неотъемлемую часть легкоатлетических соревнований. Вот тут-то команду судоводителей перекосило. Не пошло у них метание этого нехитрого инструмента. Командные очки, с таким трудом заработанные, таяли. Спасти ситуацию могло что-то неординарное. То бишь, выйти на первую позицию по метанию гранаты. Взоры тренера, ответственного за судоводителей, обратились к Паше. Но Паша был непреклонен. Еще в коллективе, куда ни шло, а в одиночном мероприятии он участвовать не желал. Тут взревели его однокурсники. Они хоровым воплем призвали его к солидарности и Паша, выругавшись про себя, как был в робе, так и подошел к черте.

«Куда кидать?» - спросил он. Тренер, обалдев от счастья, что Паша вернулся к жизни, махнул рукой, показывая ему направление. Дальше была сплошная загадка: или тренер махнул не совсем корректно, или Паша с дури не разобрал направления, не знаю. Только граната, запущенная мощным Пашей полетела не туда, куда ей полагалось для получения нового училищного рекорда. Она полетела несколько наискосок. И этот искосок направил снаряд через стену стадиона в сторону частного сектора, теснящегося вокруг. Граната приземлилась точнехонько на крышу одного из домов. Было такое впечатление, что раздался взрыв. Но это был не взрыв. Это шиферная крыша проломилась со страшным треском. Представить, что творилось в доме, я не берусь, но яростные крики хозяев послышались очень скоро. Они явно приближались к стадиону. Паша понял все и расстроился. Он ссутулился, огорченно махнул рукой и, со словами: «Я же вам говорил», побрел со стадиона, предоставив разборки с хозяевами дома своему командованию.

В.А.Гришин